Отечественная война 1812 года (продолжение).

Смоленск и Бородино.

Сражение под Смоленском.

В начале августа русские войска соединились под Смоленском. Был объявлен манифест, в котором сказано, что «государь не удерживает более нашего мужества и дает свободу отомстить неприятелю за скуку противувольного отступления, до сего времени необходимого». 12 часов длилось сражение под Смоленском, но и на этот раз русские войска вынуждены были отойти, и остановились в селении Царево-Займище.

Туда же прибыл князь М.И. Голенищев – Кутузов, назначенный главнокомандующим всеми войсками. Его приезд вызвал радость войск, с ним связывали надежду на победу.

Михаил Илларионович Кутузов.

Позиция под Царево-Займищем не устраивала Кутузова, и войска двинулись дальше, остановив свой выбор на местности под селением Бородино. Когда армия увидела поле будущего сражения, много голосов раздалось: «Здесь остановимся! Здесь будем драться!» «Заключение не ошибочно! Оно внушено видом высот, течением рек, ручьев и оврагов у подножия цепей возвышенностей». (Федор Иванович Глинка)

По всей линии сразу же начались инженерные работы по ее укреплению. Перед Бородинской линией был создан редут у деревни  Шевардино. 5 сентября французы с ходу пытались овладеть русскими позициями у деревни Шевардино и у стен Колоцкого монастыря, но были отбиты. В ночь на 6 сентября Кутузов приказал оставить Шевардинский редут.

6 сентября обе стороны готовились к сражению. Началось оно 7 сентября в 6 часов утра и длилось 15 часов.

Бородино.

Ход сражения описан и участниками его и в художественных произведениях, в кино и на сценах театров. Всем нам известны и дороги имена генерала Багратиона П. И., командующего левым флангом, разбив который французы рассчитывали решить исход всего сражения, защитника знаменитой батареи генерала Раевского Н. Н. и других. Героизм был массовым, опиравшийся на высокий патриотизм и ответственность всех солдат и офицеров за судьбу своей Родины.

     Мне хочется обратить внимание на некоторые факты, которые мы не всегда замечаем или оцениваем не должным образом.

Приказ Наполеона перед сражением: «Солдаты! Вот битва, которую вы так желали! Изобилие, отдых, все выгоды жизни, скорое примирение и слава ожидают вас в столице русской. От вас зависит всё получить, всем воспользоваться, только ведите себя, как при Аустерлице, Фридланде, Витебске, Смоленске. Сражайтесь так, чтобы позднейшие потомки могли с гордостью сказать о каждом из вас: «И он был на великом побоище под стенами Москвы!».

Так за что сражался француз?

Мне хочется познакомить Вас, читатель, с записками известной Надежды Дуровой,

Надежда Андреевна Дурова, участница войны 1812 года.

написанными ею еще во время отступления до Смоленска. «Вопреки бесчисленным поклонникам Наполеона, беру смелость думать, что для такого великого гения, каким его считают, он слишком уже уверен и в своем счастии, и в своих способностях, слишком легковерен, неосторожен, малосведущ. Слепое счастье, стечение обстоятельств, угнетенное дворянство и обольщенный народ могли помочь ему зайти на престол; но удержаться на нем, достойно занимать его будет ему трудно. Сквозь его императорскую мантию скоро заметят артиллерийского поручика, у которого от неслыханного счастья зашел ум за разум: неужели, основываясь на одних только сведениях географических и донесениях шпионов, можно было решиться идти завоевывать государство обширное, богатое, славящееся величием духа и бескорыстием своего дворянства, незыблемой опорой русского престола; устройством и многочисленностью войск, строгою дисциплиною, мужеством их, телесною силою и крепостью сложения, дающего им возможность переносить все трудности. …Видеть, что это славное войско отступает, не сражаясь, отступает так быстро, что трудно поспевать за ним, и верить, что оно отступает, страшась дождаться неприятеля! Верить робости войска русского в границах его Отечества! Верить и бежать за ним, стараясь догнать. Ужасное ослепление!! Ужасен может быть конец».

Русская женщина-воин видела лучше и дальше вождя «грабь-армии», и конец его был бесславным.

Побоище состоялось, до сих пор идут споры о количестве погибших. Сколько французов, сколько русских? На поле битвы убитых русских было меньше, чем французов. 10000 ополченцев выносили убитых и раненых во время сражения, 12000 подвод отвозили раненых в госпиталь. Французы этим не занимались, их раненые задыхались под мертвыми – трупы их были растоптаны копытами, раздавлены колесами артиллерии, они не нужны были императору Франции. 52 дня они пролежали на поле Бородинском, пока их не собрали и сожгли крестьяне окрестных сел после бегства французов. И вот итог: «1812 года, декабря 3-го (старый стиль) всех человеческих и конских трупов на Бородинском поле сожжено: 93999». Из донесения полицейского управления Можайской волости.

Вечером 7 сентября в обе столицы воюющих сторон отправлены реляции о победе.

Автор: преподаватель истории

Виталий Ильич Володин

Запись опубликована в рубрике 1812, Новости. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>